Навіны і артыкулы

В свободном падении: фрилансеры как новый пролетариат

В свободном падении: фрилансеры как новый пролетариат

"Метрополь" заметил, что фриланс превратился в капиталистическую индустрию... Как говаривал Энди Уорхол, «красивые тюрьмы для красивых людей». ...

У кого как, а у меня в памяти, когда я слышу слово «фрилансер», мгновенно возникает собирательный образ человека с гитарой (баяном, трубой, свистулькой) из грязной электрички, бомбящего тебе в уши с целью заработать на хлеб с маслом, а совсем не прохладные стеклянные коворкинги с пальмами и бесплатным кофе. Парень из электрички сам себе хозяин: свободный график, творческая работа, никаких финансовых гарантий, но и обязательств перед злобным боссом тоже. Любой дизайнер позавидует! Почему, однажды уйдя в свободное плавание, уже невозможно остановиться и как фрилансеры становятся новым пролетариатом?  

1

Проснуться после обеда, бродить по дому сомнамбулой, отпивая из чашки кофе, время от времени вспоминать о делах (которые, впрочем, могут и подождать), к вечеру в поисках вдохновения засесть в кафе. Прямо сейчас все это проделывает кто-то из твоих знакомых, а может быть и ты сам. И, чего уж там, всех устраивает такая жизнь.

С наступлением холодов всякий уважающий себя фрилансер перевоплощается в дауншифтера. То есть к типичным фотографиям ноутбука, чашки кофе, куска занавески прибавятся снимки ноутбука и чашки кофе на фоне тропического лакшери. Подпись под таким фото, вероятно, будет укором в никчемной жизни всем сидящим по ту сторону монитора. Ну, они заслужили, ведь в их тупом офисном существовании нет места не только творчеству, но и пальмам.

2

Романтизация свободного графика в первую очередь нужна самим фрилансерам, чтобы они могли чувствовать себя комфортно. Вокруг этой зоны комфорта тут же выстроилась целая индустрия. Платить за то, чтобы посидеть с ноутбуком среди себе подобных, — до такого, согласитесь, нужно додуматься. И хотя современный коворкинг меньше всего ассоциируется с работой, именно оттуда пошел сомнительный тренд — приносить ноутбук в кофейню или бар, чтобы постучать по клавиатуре. Заходишь вечером в такое заведение, а там вместо  расслабленного невнятного говора всеобщий монотонный стук, как в цеху. Частью индустрии комфортной работы стали книги по эффективности, продуктивности и многозадачности. Как говаривал Энди Уорхол, «красивые тюрьмы для красивых людей».

3

По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОECD), в прошлом году в Америке количество людей, занятых проектной и удаленной работой, составило 42 млн. К 2020 году в США их будет уже более 50 %. Почти половина таких работников занята в IT-сфере, остальные — в органах госвласти и НКО. Согласно недавнему отчетуOxford Economics, 83 % руководителей компаний готовы и дальше увеличивать число временных работников. В Австралии 30 % консультантов по финансам работает внештатно, ежегодно принося в бюджет страны 51,3 млрд долларов.

Эти и многие другие изменения структуры труда происходят на фоне колоссального роста молодежной безработицы. Причем это проблема не только развивающихся, но и вполне себе благополучных развитых стран.

4

Найти работу на полный трудовой день не могут более 10 млн молодых американцев. В Китае без работы остается каждый третий выпускник вуза, в Европе — каждый седьмой. В России безработные в возрасте 15 – 24 лет составляют почти треть от общего числа.

Тут и всплывает вопрос о фрилансе. Дело в том, что большинство молодых людей в странах третьего мира, откровенно говоря, нельзя назвать безработными, поскольку многие из них работают неофициально. В Камбодже или Перу, например, в теневой экономике занято более 80 % молодежи. В России без каких-либо договоров и социальных гарантий, по самым скромным подсчетам, сейчас работает 25 % молодых людей.

И если в Америке отношения компаний с фрилансерами регулируются законом и люди платят все налоги, то в России, некоторых странах Европы типа Греции или Италии и странах третьего мира все держится на устной договоренности. Именно этот момент заставляет экспертов считать фриланс потенциальной безработицей. Такая работа выгодна в первую очередь компаниям, которым все труднее существовать в рамках долгосрочного планирования.

5

Недавно в НИУ ВШЭ состоялась открытая лекция «Новые горизонты исследований наук и технологий» американского профессора Стива Фуллера. Значительная часть лекции была посвящена работе ученых в современных американских университетах. Среди прочего Фуллер отметил, что проектная работа, когда ученого приглашают заниматься исследованиями максимум на пять лет, сейчас стала повсеместной практикой.

Легитимны ли тогда наука и творчество в современном мире? Если присмотреться, для них попросту не остается места. Кто такой фрилансер? Дизайнер, иллюстратор, переводчик, корректор, копирайтер, рерайтер. Современная интернет-культура крайне провинциальна: ты живешь в глухой провинции, что-то пишешь или рисуешь, но это никому не нужно, включая тебя самого.  Все так называемое «творчество» нужно вытеснить из поля зрения, задвинуть в задний ряд, перепоручить в третьи руки, пока экономисты, финансовые аналитики и прочие серьезные люди решают судьбы мира.

627

Все вместе они называются словом «прекариат» — люди, не имеющие постоянного заработка и социальных гарантий. Ниже прекариата — только люмпенизированные персонажи, живущие без связи с обществом. Стэндинг пытается донести одну простую мысль: процессы, связанные с частичной теневой занятостью, уже не остановить, и новый бесправный класс будет только расти.

«Рабочие, вынужденные продавать себя поштучно, представляют собой такой же товар, как и всякий другой предмет торговли, а потому в равной мере подвержены всем случайностям конкуренции, всем колебаниям рынка. Вследствие возрастающего применения машин и разделения труда, труд пролетариев утратил всякий самостоятельный характер, а вместе с тем и всякую привлекательность для рабочего. Рабочий становится простым придатком машины, от него требуются только самые простые, самые однообразные, легче всего усваиваемые приемы». Это цитата из «Манифеста коммунистической партии» Маркса и Энгельса, вышедшего в 1848 году. Заменить пару слов — и этот пассаж вполне мог оказаться в книге Стэндинга.

7

Ребята из электрички с гитарами и свистульками, дизайнеры посреди затерянных спальных районов и копирайтеры в райском кокосовом смузи не могут порвать со своей работой просто потому, что это моментально нивелирует результаты всего, что было сделано ими раньше. Они сгинут в потоке пиксельного киселя в каком-нибудь могильнике невостребованного творчества типа Стихов.ру или Девиант-арта. Единственный выход — ждать, когда поступит предложение получше, остальное — лирика и самодизайн.