Навіны і артыкулы

Свободный полет, третье место: Нематериальное наследство

Свободный полет, третье место: Нематериальное наследство

В конкурсе «свободны полет-2014» работа Дианы Бураковой из Могилева заняла третье место. ...

У меня никогда не было пребогатых родственников, которые могли бы оставить мне целое состояние в наследство. Но даже из без них в свои 20 лет я завладела ценностями, которых никогда не осознавала.

В моей средней могилевской школе о правах говорилось. Но говорилось для галочки. Озвучили — молодцы. И только в 2012 году я получила возможность просмаковать само понятие права, услышать о конвенциях, декларации и международных пактах. Люди, которые рассказывали о наличии у каждого человека прав, поднимали и проблемы, которые существовали у нас в стране. Тогда я впервые так много услышала о конфликтах людей с представителями власти. Рассказы не принимали форму необоснованной критики. Я, как доверчивый, но любящий после проверять информацию, человек, собрала информацию и лишь через некоторое время приступила к ее перевариванию. Я решила не зацикливаться на большом количестве нарушений прав людей, с которыми не была знакома. Просто стала наблюдать за окружением.

Изучив Конституцию и просмотрев кодексы, я приблизительно представляла то, на что могу рассчитывать по жизни. Мне было интересно рассказывать своим друзьям об интересных фактах, которые должен знать каждый член общества. Обсуждалось многое. И то, что любой имеет право не оставлять сумки в камерах хранения в магазинах. И то, как бьют людей после хлопков на улице.

И если молодежь с интересом вступала в обсуждения, то более взрослое поколение вступило в оппозицию. Мама сразу увидела во мне опасных, по ее словам, Беляцкого и Козулина. А я продолжала наблюдать. Со временем на то, что родители таскают в школу или поликлиники спиртное и сладости, я стала смотреть по-другому. Да врачи и без этого должны лечить должным образом. Да учителя и без того обязаны учить по совести.

— Ты не понимаешь. Не подмажешь — нормально не полечат.

Оказывается, мы жили по принципу «просто так тебе никто ничего не даст».

— Есть претензия, недовольство — напиши жалобу. Один раз лишат премии — в следующий раз будет вежливее и внимательнее, — уверенно отвечала я.

— С чего бы это? Какие жалобы?

— Ты имеешь на это право. Они обязаны, — банально и незамысловато продолжала я.

— Какие права? Зачем они мне? — будто выстрелил кто-то где-то рядом.

После этой словесной перепалки я долго думала. Мои родители никогда не были слишком богаты, но деньги имели. Быть может, это обстоятельство тоже повлияло, потому что тот обиженный, которому «нечем подмазать», будет требовать и без этого. Я переключила внимание на других родственников. Я знала, что бабушка, да как и любая хорошая бабушка, всегда волновалась за меня и желала лучшего. А следственно не хотела, чтобы я лезла в «не свои» «опасные» дела. Однажды мы поговорили напрямую.

— Ну не лезь ты никуда, — завела моя старушка, увидев новости из Луганска на ОНТ.

— Меньше телевизор смотри. Я никуда не лезу.

— А что, там врут что ли?

— Бывает, — имея журналистское образование, ответила я.

— Не знаю! Кто бы что ни говорил, а наш — молодец. Только вышли на площадь — посадил всех. И тишина, красота.

— А кого он посадил?

Бандюг всяких! Хай дома сидят.

— Да, бандюг. Рабочих, студентов, таких как твои дети, внуки, — не выдержала я.

— Не, таких никто не трогает. Только тех, кто собирается там везде.

— Так собираться люди могут. Мы что — рабы? Конституцию почитай.

— Не надо мне ничего читать. И ты не читай. Молчи и живи, что тебе.

После этого я не удивлялась желаниям бабули отблагодарить коньяков врача в больнице, который «как никто ко мне хорошо отнесся». Со временем у меня выработался иммунитет на нападки со стороны родственников и на их глупости. Еще несколько раз я спокойно поясняла, каких позиций придерживаюсь, и что если придется выйти с раздаточной продукцией в центр города — выйду. Чтобы выразить свое мнение по поводу различных событий. Потому что я имею право распространять информацию. Потому что я имею право выражать мнение. Потому что я имею право собираться и участвовать в гражданских компаниях. По Пакту, по Декларации, по Конституции, в конце концов.

Я принялась пользоваться своим наследством, которое положено каждому. Но о котором другие особо не знают.

К сожалению, в наших государственных учреждениях об этом наследстве стараются не говорить. Лишь поверхностно. Потому что при должном использовании этих самых прав, при правильном подходе к ним, при понимании механизма реализации своих возможностей люди могут многое. Властям немного невыгодно выдавать народу оружие, из которого могут их же и пульнуть. Я не люблю выражаться так банально. И так же не люблю во всем винить лишь государство. Одно только советское прошлое отложило свой отпечаток именно на простых людей. Именно тогда во многом сформировались те установки, по которым живет большинство до сих пор. Годы, улучшение уровня жизни, колоссальная работа со стороны тех же правозащитников и ситуация может немного измениться. В позитивную сторону, конечно. Полное соблюдение прав каждого вряд ли возможно. Да и равенство представителей различных социальных слоев, толерантность и плюрализм везде и вся тоже нереален. В чистом виде. Человеческая природа такова. Но живя в своей семьи и наблюдая за близкими, я точно знаю, что работать нужно. Через таких молодых, как я, которые внутри своей семьи должны своим примером показывать, как нужно подходить к ситуациям. Мне обидно за родителей. За младшего брата, который рискует стать бараном, безграмотным, но почетным членом стада.

Лишь правовая грамотность, лишь принципиальность и лишь уважение к себе. Как бы лозунгово это ни звучало.